Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Воскресенье, 31 Октябрь 2021 23:49

Признание в «грехах» и опыт работы

Оцените материал
(1 Голосовать)

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы продолжаем публикации статей ветерана Всесоюзной Молодой Гвардии Большевиков (ВМГБ), политзаключённого Александра Герасимова на тему агитации в левом движении (начало смотри здесь). Статьи были написаны около десятка лет назад, и теперь их правота и актуальность видятся ещё больше.

Сегодня мы публикуем (с небольшими сокращениями) статью 2010 года, в которой молодогвардеец критиковал оппортунизм «коммунистических» партий России и Украины, пророчески (для Украины) предсказывая победу нацистов, если «коммунисты» не изменятся. В качестве лучшего примера агитации он приводил «Лимонку» ныне запрещённой НБП. Отметим, однако, что в этом ряду лучших примеров агитации можно было назвать также газету ВМГБ «Революция» в 2000-х годах и ревкомсомольский «Бумбараш» в 1990-х годах (эти газеты были выхолощены и ликвидированы партийными оппортунистами).

* * *

Данная заметка пишется как для «внутреннего обсуждения» в комсреде, так и для широкой публикации с тем, чтобы привлечь внимание к состоянию компрессы, а также возможностям ее влияния на молодежь из угнетенных слоев населения, найти возможности роста для коммунистических газет.

Сразу признаюсь в двух «страшных грехах». В свое время я читал, а также распространял газету НБП «Лимонка». Витийствующие на досуге политические девственницы, конечно, дружно возмутятся, как возмущались при личных встречах десятилетие назад. Но вот только у самих этих товарищей «воз и ныне там», где был в конце 90-х – начале 2000-х, если не сказать хуже.

При этом я не собираюсь защищать самого Э. Лимонова и идеологию НБП, хотя о ней, собственно, и говорить нечего, т.к. оную составлял эклектический набор лозунгов, плюс такая же «сборная солянка» стиля и эстетики сталинского СССР и гитлеровской Германии, левого терроризма и наемнических повстанческих армий 60-90-х годов ХХ века и т.д.

Что же здесь интересного для нас, - спросят читатели – марксисты. А то, что НБП сумела стать одной из ведущих оппозиционных сил и оставалась такой, несмотря на репрессии путинского режима, и так же резко, как по мановению руки, партия Лимонова «сдулась» в последние 2-3 года.

Очень нужно было бы изучить данную тему, чужой опыт и объективные причины такого положения дел, а не фыркать на это с наших подвальных «высот».

Нас же интересует НБП и «Лимонка». Так же именно благодаря газете Лимонов стал политической фигурой, а НБП – массовой партией. Вот и стоит разобраться: почему у Лимонова газета стала (по Ленину) коллективным организатором, а коммунисты далеки от подобного уровня?

Повторюсь, у Лимонова газета стала «коллективным агитатором, пропагандистом и организатором». К чему ни одна левая газета и близко не подошла. Из-за этого нередко можно слышать сетования, что газета как СМИ – морально устарела. А на радио и ТВ денег у левых нет. Пример «Лимонки» доказывает обратное. И, значит, дело в неумении и нежелании ставить работу пролетарской газеты, как надо. Причем, дело упирается не только в отсутствие финансов, толковой сетки распространения, но и в неумение сделать газету читабельной и читаемой.

Конечно, можно успокоить самих себя тем, что коммунисты должны ориентироваться на пролетариат, его же увлечь сейчас гораздо тяжелее, чем представителей маргинальных слоев общества. А «Лимонка» нашла своих читателей именно среди молодых маргиналов. Они же потом и составили массу нацболов. В эту же схему укладывается и сворачивание НБ движения. Молодежь в годы капиталистического подъема «отбесилась» и бросила опасное и «глупое» занятие. Так считают обыватели и близкие им комобыватели.

Точно так же эта публика будет стенать о «глупенькой» молодежи, которую всякими «некорректными» и просто «преступными» приемами увлек за собой Лимонов. Понятно, что подобные взгляды неверны в корне, как и досужие разглагольствования на тему, что Лимонову специально поручили увлечь молодежь «не туда».

Почему же у вас, товарищи, не получается вести массы туда, куда надо? А не получается из-за собственной серости и убогости. В такой обертке даже самые правильные идеи не овладеют массами.

На самом же деле и Лимонов собрал «плоды» не сразу. Газета появилась в 1994 году. Через 5 лет, в 1999-м состоялась акция захвата матросского клуба в Севастополе. После чего партия начала проводить такие акции регулярно, а о самой НБП заговорили и в буржуазных СМИ, и среди оппозиционеров. Одновременно, в конце 90-х, прошел процесс некоторого полевения НБП, когда от Лимонова отошел Дугин, ослабив тем самым правое крыло НБП, т.к. с ростом рядов среди национал-большевиков оказалось немало стихийно левой молодежи.

Активность, жертвенность примкнувшей к Лимонову молодежи привлекла в ряды НБП «новые штыки», причем гораздо быстрее, чем привлекала раньше.

С моей точки зрения акции прямого действия на уровне политического хулиганства – ход абсолютно верный. От нытья наших кабинетных трясогузок становится тошно. Ведь, если перевести всё предостерегающее словоблудие на человеческий язык, то эта публика предлагает левой молодежи особо не волноваться и – категорически – «не дергаться». Любой порыв, любая жажда настоящего дела объявляются «левачеством», пропаганда прямого действия – «провокацией»

Что же предлагают «трясогузки» - черновую работу? Что под ней понимается? – Ничего не дающая партийная рутина: партсобрания, митинги, распространение газет и агитационно-пропагандистская «работа», которая на поверку оказывается пародией и посмешищем. При этом тот, кто скажет, что такие дела безопасны на 100% - наглый лжец! Левая молодежь получает по голове, попадает «на карандаш» спецслужбам и подвергается репрессиям в первую очередь именно за такую «рутину». Счет потерь за последние два десятка лет даже трудно себе представить! А чтобы избегать потерь, «премудрым пескарям» остается только самим сворачивать всякую реальную черновую работу.

Возьмем типичную для комдвижения ситуацию. Во время такой «рутины» был избит (искалечен, ограблен) активист N-ской парторганизации. Первое же партсобрание устраивает кипиш, бурно возмущается и грозит мерзавцам всеми страшными карами, но …после победы революции… А пока предлагает товарищам не дергаться, ограничиваясь сетованиями на бездействие буржуазной полиции. В итоге наибольшим результатом такого кипения «разумов» партактива оказывается слезная жалоба в центральную прачечную с просьбой: наказать врагов компартии и защитить актив от их дальнейших происков.

Представьте себе Ленина, пишущего челобитную в царскую охранку с просьбой защитить большевиков от черносотенного террора… Невозможно?! А вот среди тех, кто сейчас называет себя его наследниками, такое – сплошь и рядом!

Конечно, не всегда, но не редко коммунистам совершенно точно известно, кто искалечил их товарища. Бывало, что молодежь рвалась в бой, кипя желанием наказать и отомстить тварям, но её тут же начинали вязать по рукам и ногам старшие товарищи: «Низзя», «Не поддавайтесь на провокации», «Мы не бандиты» - и т.п. вопли всякий раз раздавались из уст всего наличного партруководства и массовки обилеченных пенсионеров.

И вот так комдвижение всё больше становилось похоже на политическую петушатню. В ответ на террор – скулеж и нытье, в газетах – постоянный плач за «изнасилованный народ» и челобитные к насильникам с просьбой покарать насильников. В практике личного общения – кучка трусливых мышей и спесивых ослов. Поэтому не удивительно, что из комдвижения молодежь уходила в НБП или вообще отходила от политической борьбы.

Однако, поскольку эта статья больше историческо-аналитическая, вернемся к недавнему прошлому. Лимонов начал издавать свою газету в 1994 году. Для постсоветского левого движения это время было переломным. До 1993 года, особенно, после официального оформления итогов контрреволюции-1991 левое движение находилось на подъеме. Красные флаги, несмотря на официальные запреты компартии, снова развевались на улицах, красные даты собирали, отнюдь не по разнарядкам «руководящей и направляющей», а по зову собственного сердца, массу людей. Причем, людей не останавливали угрозы полицейского террора и расправ со стороны антикоммунистических сил. Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что большинство до конца не осознавало этой угрозы, считая по привычке армию и милицию частью народа. Кульминацией этого периода стали события «черного октября» 1993 года. Но расстрел «Белого дома» почти никого не убедил в обратном.

После этого комдвижение даже не попыталось сделать важнейший шаг вперед, более того, - ничем иным, как спекуляцией на трагедии, поведение левых не назовешь! На словах шло битье себя пяткой в грудь – за героев октябрьского восстания, а на деле – пшик и ноль в смысле продолжения борьбы с режимом. Особняком стояли только немногочисленные активисты, заклейменные оппортунистами как «леваки». По большому счету, так вели себя и различные правые.

Кстати, не стоит удивляться живучести «Лимонки» и в отношении регулярности ее выпуска. Лимонов, Егор Летов, философ Дугин могли находить деньги на издание газеты.

Писк подвальных левых мышей, которые сами не могут наладить выпуск своей газеты хотя бы раз в месяц, о том, что Лимонова подкармливали спецслужбы, выделяя ему деньги на выпуск газеты, «оболванивающей молодежь» - лишнее доказательство их собственной убогости и бестолковости. Не будь даже Лимонова с его газетой, молодежи в подвалах «хранителей» левых идей всё равно бы не прибавилось. В левое движение в 90-х молодежь, в основном, шла из чувства ущемленного советского патриотизма. Классовые ориентиры, в лучшем случае, угадывались ещё очень смутно. В первую очередь было «за державу обидно». Реставрированный в СССР капитализм пробежал 200 лет за 20. Революционное движение этого не сделало.

По большому счету, «ставка» Лимонова на маргиналов была правильной. В 90-е, когда пролетариат отсутствовал как класс, молодежь могла отрицать капитализм только через маргинальные формы отказа вписываться в систему, играть по ее правилам.

К этому слою молодежи и нашел ключи Лимонов. В первую очередь, во многом благодаря собственной фигуре скандального писателя-диссидента. Другой «суперзвездой» в НБП был певец Егор Летов – тоже кумир неформальной маргинальной молодежи.

Во-вторых, сам стиль газеты: агрессивный и брутальный, когда авторы не лезут в карман, в том числе, и за крепким словом. В общем, любая газета, начинающая работать в таком стиле, сразу же выделяется на общем фоне. Остальные, руководствуясь ложной моралью или/и обладая низким уровнем редакторского и авторского коллективов, отмежевались и продолжают отмежевываться от такой линии.

«Лимонку» от всех прочих отличало ещё и формирование собственного партийного стиля и культуры.

К примеру, возьмем такую часть молодежной культуры, как рок-музыка. К примеру, А. Харчиков со страниц «СРД» вещает, что рок – это изобретение «сатаны». Консервативные советские пенсионеры, хотя сатану и не поминают, да и ничего в этом плане толком не знают, к року относятся также негативно, при этом, отвергая рок чисто по-обывательски. Также смешно, когда, скажем, в одном номере «Завтра» рок нахваливают, а в другом – ругают. Можно и дальше приводить примеры, и все они впишутся среди левых в общую картину: отсутствие классового подхода к культуре.

«Лимонка» раскрывала молодежи малоизвестные страницы музыки, кино и литературы, чем и привлекала внимание тех, кто ими интересовался. Причем, была в этом намного ближе к классовому подходу, чем большинство левых газет. Культура угнетенных – злая культура, в ней витает дух топора, который рано или поздно будет гулять по шеям угнетателей. Бунтарская культура привлекает бунтарей. Их трагедия в том, что без революционного класса – пролетариата, без сильного стержня и авангарда класса – революционной пролетарской партии, бунтари способны только на стихийный бунт, «бессмысленный и беспощадный»: индивидуальный или коллективный – это уже решающего значения не имеет. Но так как нынешние левые демонстрируют только соплежуйство, то отталкивают от себя и бунтарей, и всю массу угнетенных. И, понятно, что бунтарская культура для таких богомолок чужда.

* * *

Механизм привлечения молодежи в ряды НБП стоит описать: жесткая агрессивная газета находила своих читателей через разрастающуюся сеть распространителей, попадала в новые города и регионы, где, опять же, благодаря газете, появлялись свои ячейки. Ряды НБП активно пополняли неформалы. Газета шла по цепочке личных контактов в неформальных тусовках. В период наибольшего подъема 2002/04 годов в НБП было несколько тысяч активных штыков и десятки тысяч сочувствующих.

Спад – действительно – результат объективных обстоятельств, но больше всего виноват сам Лимонов. Закрылась газета и, потеряв коллективного организатора, партия потеряла скелет, который и так был не самым прочным из-за отсутствия четкой идейной базы. Несогласные с курсом Лимонова правые отошли в одну сторону, левые – в другую. Сейчас – это клуб поклонников Лимонова, по мелочам пакостящий российскому режиму вместе с либералами, и постоянные клиенты околотков, куда их свозят после каждой акции «несогласных».

* * *

Теперь о том, почему я распространял «Лимонку»

Лично для меня уже тогда давно была очевидна необходимость подобного по стилю революционного коммунистического молодежного издания.

Такой газеты не было и у «центра». А попытки сделать таковую на месте (в Одессе) постоянно наталкивались на открытый саботаж некоторых «товарищей». Последней каплей, переполнившей чашу моего терпения, стало спускание в унитаз одним деятелем предметной подборки статей на тему коррупции в одесских ВУЗах, и замена ее на сопливые материальчики про «бедную», «изнасилованную» молодежь.

После этого ничего другого не оставалось, как подобрать наиболее подходящий заменитель отсутствующей у левых молодежной газеты, и не только газеты, но и современных примеров борьбы, и начать развивать практическое левое молодежное движение в Одессе.

Секрет был в том, что при отсутствии в Одессе партийной организации НБП, заинтересованная «Лимонкой» молодежь, если хотела включиться в серьезную политическую борьбу, была вынуждена вливаться в комдвижение, где практической деятельностью занималась, в основном, наша группа при ВУССО. У нас была организована бесплатная секция рукопашного боя, участники которой несли охрану массовых коммунистических акций протеста. Но, конечно, этим наша деятельность не ограничивалась.

* * *

Сейчас вопрос необходимости массового молодежного издания актуален, как никогда. Экономический кризис выбросил на социальное дно немалую часть населения, в том числе и молодежь. Среди последней с новой силой нарастает чувство отвращения по отношению к капиталистической системе. Ожидая у моря погоды, левые рискуют просто отдать молодежь нацистам и буржуазным манипуляторам.

А. Герасимов

Прочитано 290 раз