Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Четверг, 03 Февраль 2011 05:35

Договор о дележке моря или приговор интересам России

Следующим после СНВ-3 скандальным документом может стать законопро­ект о ратификации Договора о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане между Россией и Норвегией. На днях он поступит в Госдуму и в феврале, как полагают в Комитете по международным делам нижней палаты, будет рассмотрен. 

Мурманские рыбаки, недропользователи, ученые, коммунисты (автор имеет ввиду КПРФ, которая в действительности не является коммунистической партией - ред.) выступают против ратификации Договора, который противоречит интересам России, подрывает нашу оборону и безопасность, загоняет российских рыбаков в ледовый восточный мешок, урезает возможности наших нефтедобытчиков.

Мурманчане помнят, как президент РФ Дмитрий Медведев отказался прислушаться к мнению рыбаков-северян при подписании Договора с премьер-минист­ром Норвегии Йенсом Столтенбергом. Это про­исходило в Мурманске 15 сентября 2010 года. К тому времени рыбаки направили главе государства свои обращения, от­крытые письма с призывом не идти на поводу у норвежцев, не подписывать невыгодный для России Договор. По Договору так называемая «серая» зона Баренцева моря делится между РФ и Норвегией в пользу последней. Неужели так бесславно для России завершается сорокалетний спор вокруг данного участка Баренцева моря? В это не хотят верить россияне. Возмущены нефтедобытчики: советские  геологи открыли в этой зоне месторождения углеводородов, а воспользуются ими норвежцы. Да еще и потеряем тысячи тонн рыбы ценнейших пород.  Зачем же так разбазаривается Россия? А МИД, словно в издевку, заявляет, что Договором соблюден «баланс интересов обеих сторон»…

Советское руководство никогда бы такого не допустило», – повторяет лидер мурманских коммунистов, депутат Мурманской облдумы, ученый-океанолог Геннадий Васильевич Степахно. Он дал интервью нашему корреспонденту Галине Платовой сразу после встречи с делегацией Института оборонных исследований Норвегии, занимающегося вопросами политики северных регионов. Возглавлял делегацию Кристиан Отланд, исследователь, доктор политических наук, специализирующийся на российском направлении.  

 

– О чем спрашивали депутата-коммуниста норвежские гости?

– Главный вопрос – дележка Баренцева моря. Отланд спросил, каково наше отношение к Договору. Я ему объяснил свою позицию. Первое – не трогать Баренцево море, потому что люди должны жить у моря и кормиться рыбой. Второе – отрицательное отношение нашей фракции КПРФ в Мурманской областной думе и рыбаков к тому варианту разграничения «серого» участка Баренцева моря, который предложен Столтенбергом и Медведевым. Договор ущемляет интересы не только нашего рыболовецкого промысла, но и нефтяников, и оборонщиков, и простых наших граждан.
А норвежцы молятся, чтоб скорее был ратифицирован Договор. И задают вопросы каждому, кто от нас к ним приезжает: когда же будет ратификация? Почему она не произошла в 2010 году, как намечалось? 
– Действительно, почему ратификация затянулась? Что помешало?
– Видимо, волна протеста, которая была инициирована рыбаками, некоторыми парламентскими фракциями, в том числе и нашей, КПРФ, в Мурманской областной думе. Мы не перестаем говорить везде, какие потери мы все понесем, как только будет ратифицирован этот Договор.
– И все в результате несправедливого разграничения смежного  участка в Баренцевом море?
– Если бы его, условно говоря, поделили пополам по секторальному принципу или традиционному, то пусть бы так и было. Но линию дележа продлили до 85° и практически дезавуировали наши возможности в зоне архипелага Шпицберген. Западнее этой линии юрисдикция России уже не распространяется. В результате наши рыбаки теряют свободу действий для работы в зоне Шпицбергена. Потери рыбаков могут составить 300–350 тыс. тонн рыбы хороших тресковых пород: трески, пикши, палтуса, окуня.
– А по нефти кто выигрывает от договорного дележа?
– Конечно Норвегия. У нас остается неопределенная перспектива Штокмановского газоконденсатного месторождения на шельфе. Норвежцам по Договору отходит  участок с запасами углеводородов, которые сегодня оцениваются нашими учеными в триллионы кубометров на Своде Федынского, на 2 трлн тонн больше, чем на Штокмане. В целом ресурсы углеводородов, которые получит Норвегия, исчисляются в 7 трнл 481 млрд тонн условного топлива. Эти месторождения выгоднее расположены для разработки, чем Штокмановское. И норвежцы сейчас только ждут вступления в силу Договора, когда можно будет приступить к работе на доставшемся им шельфе. А Штокман повисает. Он уже не интересен норвежцам.
– Норвежцы думают больше о нефти, чем  о рыболовстве?
– Нет, они не только к нефтедобыче устремлены. Они кормятся от рыбы, они ловят очень много. Для них рыба была и остается важнейшим источником дохода. Рыба и нефть для них – главные промыслы. Норвежские нефтяники и рыбаки  очень хорошо живут, не то что у нас. Никакого сравнения по уровню жизни. Причем их нефтяники слушают все, что говорят рыбаки.
И что примечательно, их рыбаки и наши очень хорошо дружат. Но сейчас, когда все закрутилось с Договором, мы почувствовали охлаждение между Союзом рыбаков Норвегии и Союзом рыбопромышленников Севера.
– Но президент Медведев сказал, что Договор укрепит партнерство между нашими странами?
– А получилось наоборот, хорошие отношения норвежских и русских рыбаков вдруг ухудшились. И все из-за Договора, который мы не приемлем.
Наши рыбаки считают, о чем я тоже сказал норвежской делегации, что Баренцево море вообще лучше не трогать с точки зрения освоения углеводородов. Особенно после трагедии в Мексиканском заливе. Баренцево море уникально. Организация этого водоема такова, что сегодня запасы трески в нем даже по сравнению с прошлыми годами увеличились в 2 раза. Это и нерестовое стадо, и промысловое. Мы можем сегодня ловить в Баренцевом море спокойно только одной трески и пикши 1,5 млн тонн в год. Если вдруг что-то произойдет в спорной зоне, которую мы поделим, там начнется разработка нефти, и вдруг выльются те же 5 млн тонн нефти, как случилось в Мексиканском заливе, то я не представляю, что в северном морском пространстве может произойти... Очень большая система течений в Баренцевом море – холодных, теплых. Куда они понесут выбросы, если те вдруг появятся, неизвестно. Поэтому мы говорим: Баренцево море лучше не трогать.
– Какие потери несут наши оборона, безопасность от этого Договора?
– Им придется менять ранее заложенную систему сопровождения судов. Там своеобразная инфраструктура. Это потребует уйму денег от минобороны. Об этом высказывались наши военнослужащие.  
Есть и другая информация. Нашумевший сайт Викиликс обнародовал, что северные страны намерены создать свой военный союз. Они собирались провести Северо-Европейский саммит, где лидеры стран Скандинавии и Балтии должны были обсудить возможность создания северной федерации, своеобразного мини-НАТО, чтобы, по выражению бывшего посла США в Норвегии,   «присматривать за полярными медведями и русскими».
Имея в виду эту идею, я спросил представителей делегации Института оборонных исследований Норвегии: что вы хотите? Хотим,  говорят, решать вопросы безопасности на Севере, в том числе и экологические, хотим втянуть в эту коалицию страны, которые не входят в НАТО – Финляндию, Швецию. Подтягивают сюда и Балтию. Они, как мне представляется, продумывают скандинавский прорыв на Север для того, чтобы присматривать не столько за полярными медведями, сколько за русскими.
– Значит, против России нацеливается не только американская ПРО, но и северное  нью-НАТО?
– Да, все хотят контролировать Россию, следить, что там русские делают или собираются делать. Все за наш счет расширяют и усиливают свои интересы. И им при нынешней политики руководства РФ это удается. В западном секторе российской Арктики их интерес уже не просто присутствует, а возрастает.
Норвежцы с нескрываемым аппетитом ждут дележки. Хотят  еще интенсивнее развивать свои производства на севере Норвегии. Там и так все бурно развивается. Например, норвежский Киркенес за эти годы вырос в несколько раз,  в том числе и по населению. По-русски там говорит половина жителей, потому что они наших специалистов переманивают. Они очень заинтересованы в добыче углеводородов на шельфе, который им отламывается от нас.
Если ратификация Договора произойдет, если свершится дележка по схеме, подписанной 15 сентября 2010 года, то, уверен, норвежцы создадут нам такие условия, при которых мы потеряем и объемы вылова, и доходы в бюджет России в сумме как минимум 15–20 млрд рублей в год. Это что касается только Баренцева моря и только потери рыбаков. Хотя потери будут не только у них.  
– Скоро Госдума приступит к  рассмотрению Договора. Ваши действия, предложения, учитывая расклад политических сил в палате?
– Я постараюсь быть в Госдуме с нашими рыбаками, чтобы изложить нашу позицию.
– В чем она?
– Оставить на 15 лет прежний режим использования Баренцева моря. Оставить статус-кво, чтобы в море сохранилось столько зон юрисдикции, сколько есть на сегодня.  Шпицберген – зона, где действует Парижский договор 1920 года, в ней может работать любая страна, имеющая там ресурсы. Есть несколько зон, где мы работаем по норвежским законам, есть российская зона, где мы работаем по российским законам, есть смежный, спорный участок, который сегодня делят, где мы работаем по своим законам, а норвежцы – по своим законам. И есть так называемые анклавы, ничейная зона за пределами двухсотмильных зон России и Норвегии. Итого 5 зон. За 40 лет мы научились работать в таком режиме.
– Почему наши рыбаки хотели бы отложить ратификацию?
– Главная причина – наш старенький флот. У нас всего 40 единиц техники, которая более-менее соответствует мировым стандартам. А надо современных кораблей, как у Дании, Норвегии, Америки, хотя бы 100. Чтобы обзавестись таким флотом, нужно время. В противном случае все преимущества по вылову рыбы будут у Норвегии. Они сегодня ярусом ловят 90% рыбы. Это экологически чистый и эффективный вид промысла. А мы ловим тралом. Чтобы нам перейти на ярус, нужно купить новые суда. Денег на это нет ни у государства¸ ни у рыбаков. Нужен переходный период в 15 лет, тогда бы можно было перейти к дележке.
– Вы обратили внимание, что в прессе нет ни слова о готовящейся ратификации такого неоднозначного документа?
– Да, затишье, как будто ничего не происходит. Хотят без лишнего шума все провести. Но тихо у них не получится. Это будет один из тех Договоров, который, если ратифицирует его Госдума, мы будем активно использовать во время нашей выборной кампании. Договор РФ с Норвегией –  это предательство российских интересов. Мы противостоим ему всеми силами. Но натыкаемся на стену непонимания.
Медведев подписал Договор без учета мнения рыбаков. Это была пощечина рыбакам. Они же президенту и его окружению целый год талдычили: хотя бы 4 поправки наши учтите, минимизируйте негативные для нас последствия. Нет! В экстренном порядке подписали все.
Теперь мы настаиваем, чтобы не ратифицировали Договор сразу, в одно чтение. Чтобы обсуждение было полновесным, в три чтения, как СНВ-3, чтобы обязательно были проведены парламентские слушания с широким кругом участников, специалистов, аналитиков. Мы тогда будем иметь хороший материал для разъяснения. 
Медведев со Столтенбергом, как известно, поставили задачу одновременного принятия этого закона в российском парламенте и в норвежском стортинге. И чтобы наш парламент имел возможность указать в приложении, как США по СНВ-3, что можем дать задний ход, если что не так, и чтобы наших рыбаков не кинули…
Наш представитель, руководитель Координационного совета «Севрыбы» Зиланов Вячеслав Констатинович, специалист по международному праву, встречался с К.Косачёвым, председателем комитета по международным делам Госдумы. Зиланов
понял, что тот будет выполнять команду МИДа. Мы ситуацию назвали «МИДвежья услуга» норвежцам.  За это на нас некоторые товарищи обиделись. 
– Почему у нас заключаются сделки, которые влекут крупномасштабные потери с нашей стороны? Идет целая полоса антироссийских решений, действий… Даже приближение выборных кампаний не останавливает…
– Сложно сказать, что и почему, но точно идет давление какое-то мощное. Мы можем только догадываться, откуда, зачем и почему. Ситуация сложная...
Это и обязаны осознать депутаты. И отложить ратификацию.  А мы, мурманчане, заявляем: ратифицировать Договор с Норвегией  – значит предать интересы России. Вот и всё.

 

"Советская Россия", [03/02/2011]

Последнее изменение Воскресенье, 19 Март 2017 09:28