22 июня 2021

stalin 07 11 41

22 июня – 80 лет назад началась Великая Отечественная война советского народа против фашистской Германии

Страсти кипят, согласия в оценках нет. Почему? Потому что на деле вопрос о 22 июня, о начале войны, это вопрос о Сталине, о его роли в этих событиях. Именно Сталине, потому что он был и главным военным, и главным политиком, и главным дипломатом, и главным хозяйственником. Он определял всё. Постараемся объективно и на фактах разобраться в его действиях. Отбросим хрущёвские глупости типа: командовал по глобусу, не знал, не понимал, верил Гитлеру и т.д.

Какие перед Сталиным стояли задачи? Надо было продемонстрировать всему миру безукоризненно миролюбивое поведение Советского Союза перед лицом неизбежной войны. Здесь и нежелание объявлять всеобщую мобилизацию, вводить в действие «план прикрытия-41» и предостережения войскам «не поддаваться на провокации». Всё это были абсолютно сознательные меры, чтобы Молотов мог с чистой совестью сказать: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну… Германия является нападающей стороной…».

Прежде всего это было нужно советскому народу. Нужно было обеспечить единство советского общества перед лицом страшной опасности, обеспечить понимание справедливости предстоящей борьбы, немедленное осознание каждым советским человеком своего места в общей борьбе, веру в конечную победу. Уже в первый день войны, услышав выступление Молотова, десятки тысяч людей пошли в военкоматы записываться добровольцами. Напрасно Гитлер надеялся на то, что после нападения Германии в Советском Союзе произойдёт «политический переворот», что Советская власть с треском развалится.

Международный аспект. Нужно было обеспечить твёрдый второй фронт против Гитлера. А дела здесь были неважные. Захватил Гитлер Францию. В Англии Черчилль отсиживался на своих островах и только таращил пальцы – изображая желание победить. США были в стороне. В обоих странах были сильны профашистские элементы, не желавшие войны с Гитлером. Сталин своей чёткой политикой изменил ситуацию.

Уже 22 июня Черчилль заявил «Сегодня, в 4 часа утра, Гитлер вторгся в Россию… Внезапно, без объявления войны, даже без предъявления ультиматума… Мы окажем России и русскому народу любую помощь, какую только сможем оказать». Такую же позицию через два дня заявил Рузвельт. Политика Сталина мощно стимулировала создание антигитлеровской коалиции. Действия Сталина соответствовали ленинским словам «Политика – это причина, а война – лишь её орудие, а не наоборот. Следовательно, нам остаётся лишь подчинить военные взгляды политическим». Именно политический взгляд на ситуацию доминировал у Сталина по проблеме начала войны. Это очень важно понимать. Началась война. Какими средствами воевать с Гитлером обладал СССР? Насколько был готов Советский Союз к началу войны? Посмотрим на факты.

На 18 Всесоюзной конференции ВКП(б), открывшейся 20 января 1941 года, было принято решение «О форсировании темпов роста оборонной промышленности». На оборону была выделена почти половина государственного бюджета страны – 43,4%. Создавались и уходили в серию новые, современные, типы самолётов, танков, стрелкового оружия. Общая численность Красной Армии с 1939 года до нападения Германии на СССР увеличилась втрое, достигнув в июне 1941 года 5 млн 373 тыс. человек. И тем не менее, Советский Союз ещё уступал по военной мощи силам потенциального агрессора – Германии и её многочисленных сателлитов и союзников. Предельно откровенно об этом сказал Молотов в своей беседе с Феликсом Чуевым: «…Мы знали, что война не за горами, что мы слабей Германии, что нам придётся отступать. Весь вопрос был в том, докуда нам придётся отступать – до Смоленска или до Москвы, это перед войной мы обсуждали».

В чисто военном плане перед Сталиным стояла задача не допустить «блицкрига» любой ценой. А о том, что Гитлер рассчитывает именно на «блицкриг», Сталин прекрасно знал! Вот строки плана «Барбаросса»: «Германские вооружённые силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании ещё до того, как будет закончена война против Англии… Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено». Что здесь можно было сделать? Растянуть, расширить по времени первый страшный удар превосходящих сил немцев. Никаких генеральных сражений в первые дни и недели войны! Выставлять первый, второй, третий эшелоны обороны, взламывая которые враг потеряет темп, выдохнется, не сможет подтянуть резервы для решающего штурма Москвы – главной цели гитлеровского наступления!

И немцы в своих оценках ясно понимали, что для них этот вариант самый неблагоприятный. Ведь - это не «блицкриг», это – затяжная война. Но именно этот вариант и выбрал Сталин для своих действий. Реальные военные события развивались с начала войны так, как они в общем и должны были развиваться. Трудно. Мучительно. С огромными, но неизбежными потерями. Но происходило самое главное – рушились надежды немцев на «блицкриг»! 11 августа 1941 года начальник генерального штаба немецких сухопутных сил писал: «Общая обстановка показывает все очевиднее и яснее, что колосс Россия… был недооценён нами». Перемалывались немецкие дивизии и корпуса, уничтожались тысячи танков и самолётов. В немецком отчёте от 28 августа сказано: «Количество грузовых автомашин в моторизованных дивизиях снизилось на половину. Части 1-й танковой группы в среднем потеряли половину своих танков».

В конце сентября 1941 года началась битва за Москву. Для удара на Москву противник сосредоточил до 80 дивизий, или около 40% всех своих сил. В самый напряжённый момент боёв немецкая разведка дала ошибочные сведения, что советские стратегические резервы исчерпаны. И она здорово промахнулась. В это время в тылу армий Западного фронта находилось свыше двадцати стрелковых и артиллерийских дивизий, восемь отдельных дивизионов «Катюш». Эти войска, находившиеся в резерве, когда немецкое наступление на Москву выдохлось, по приказу Сталина вступили в бой и решили исход битвы под Москвой. Под Москвой Красная Армия окончательно сорвала расчёты гитлеровцев на достижение «молниеносной победы» над Советским Союзом.

Дальше – понятно. Сталинград. Курск. Советская военная промышленность невероятно быстро наращивала мощности. Так, если в июне 1941 года советское производство танков составляло половину немецкого, то через год оно достигло немецкого уровня, а к концу войны было в три раза больше немецкого. Аналогично по самолётам, в июне 1941 года производство новейших моделей самолётов в СССР было в три раза меньше немецкого, через год оно сравнялось с немецким, а к концу войны оно в семь раз превышало немецкое.

Какие же можно сделать выводы? Начало и первые полгода войны. Что это было? Можно уверенно, опираясь на факты, сказать – именно эти месяцы заложили основу будущих великих побед. Были потери? Да. Были. Но каждый погибший советский солдат, будь то под Смоленском, под Вязьмой или подо Ржевом, внёс свой вклад в общее дело – сорвать гитлеровские планы блицкрига. Советская общественная система показала свою несокрушимую мощь, родила многие тысячи героев и на боевом и на трудовом фронте. Роль Сталина в огромном успехе борьбы в первые полгода войны неоспорима. Только сам Сталин, с его непререкаемым авторитетом, его колоссальной волей и выдержкой мог реализовать этот предельно жёсткий, можно сказать жестокий, план борьбы, обеспечивший нашу победу. Счастьем советского народа было то, что во главе страны стоял Иосиф Виссарионович Сталин.

С.В. Христенко