14 мая 2021

Как случилось, что Советский Союз проиграл холодную войну? Неужели социализм оказался карточным домиком и рассыпался, стоило только Горбачёву пробраться на должность генсека правящей партии? При Ленине и его достойнейшем преемнике Сталине наш советский строй, наше государство, правительство и компартия доказали, что они пользуются громадной поддержкой многонационального народа. Уже в 1927 году, преодолев последствия Первой мировой и Гражданской войн, восстановили лучший экономический уровень царской России 1913 года. Воодушевлённый личным примером большевиков, которые были всегда впереди и в труде и в бою, советский народ за 3 неполных довоенных пятилетки (за 13 лет) превратил страну из аграрной в индустриальную великую державу, вышедшую по экономическому могуществу на 2-е место в мире. Наш общественный строй выдержал устроенный германским фашизмом самый страшный экзамен и доказал, что его централизованная плановая экономика — самая эффективная, что его народная армия — лучшая в мире, что единство партии и народа нерушимо. Появилась новая невиданная ранее в мире великая нация — Советский народ.

Но факт остаётся фактом: социализм отступил, пусть и временно. Какие субъективные причины привели к восстановлению капитализма, да ещё при поддержке значительной части и, как минимум, при полном безразличии и ничегонеделании большинства населения нашей страны — это сложнейший вопрос, на который ещё долго искать ответ человечеству. Задача коммунистов — разобраться в причинах поражения, восстановить доверие народа к коммунистам и воссоздать СССР, который никогда уже не скатится через хрущёвский вроде бы безобидный реформизм в горбачевско-ельцинско-путинское болото.

Я коснусь некоторых субъективных причин, которых после смерти Сталина оказалось достаточно для поражения социализма. Чтобы армия победила, необходимы храбрые и хорошо вооружённые солдаты. Но окажись во главе героической армии генерал-предатель — армия потерпит поражение. Чтобы построить хорошо работающий телевизор, необходимо изготовить и правильно собрать большое количество радиоэлементов. Но оборви какой-нибудь проводок, и телевизор не заработает. Для функционирования капиталистической системы не так важно нарушение отдельных её звеньев. В этой основанной на рыночной анархии системе лишь несколько увеличится доля анархичности. Но для такой сложнейшей системы, как социалистическое общество, недопустимо волюнтаристское нарушение объективных законов. Недопустимо даже частичное внедрение в социалистическую экономику таких элементов капиталистической экономики, как опробованная ещё до Хрущёва и приведшая Югославию к капитализму и развалу страны групповая собственность самостоятельных (экономически не зависимых от государства) производственных коллективов. Для сохранения соцсистемы недопустимо хрущёвско-брежневское превращение страны в сырьевой придаток Запада. Недопустима подмена нацеленной на последовательное снижение издержек производства и цен в магазинах сталинской экономики на нацеленную на прибыль отдельных ведомств и предприятий хозрасчётную экономику Хрущёвых и Косыгиных, приведшую к внедрению элементов анархичного рынка, дроблению и застою единого народного хозяйства.

В данном материале я хочу отметить не экономические причины поражения СССР. Они сейчас всем очевидны, к сожалению, слишком поздно, хотя о них предупреждали и Маркс, и Энгельс, и Ленин, и Сталин. Я выделю более мелкие, казалось бы, но важные проблемы политического воспитания, морали, социалистической принципиальности при социализме.

В 1946 г. на встрече Сталина с творческой интеллигенцией генеральный секретарь Союза писателей СССР Фадеев говорил, что люди устали от фильмов и книг про войну и трудности, что назрела необходимость рассказать о счастливой и безоблачной будущей жизни. Иосиф Виссарионович ответил: «В Ваших рассуждениях, товарищ Фадеев, нет главного, нет марксистско-ленинского анализа задач, которые сейчас жизнь выдвигает перед литературными работниками, перед деятелями искусства». Сталин отметил, что культура, являясь важной составной частью господствующей в обществе идеологии, всегда классовая. «Нет искусства ради искусства, нет и не может быть каких-то «свободных», независимых от общества, как бы стоящих над этим обществом художников, писателей, поэтов, драматургов, режиссёров, журналистов. Они просто никому не нужны», — говорил Сталин, и нам понятно, почему он отрицательно относился к Ахматовой и Зощенко, не написавшим в годы войны ни строчки в унисон с защищающим Родину народом. Сталин напомнил, что на войне погибло более 3-х миллионов коммунистов. «Это были лучшие из нас, благородные и кристально чистые, самоотверженные и бескорыстные борцы за социализм, за счастье народа. Их нам сейчас не хватает... Если бы они были живы, многие наши сегодняшние трудности уже были бы позади.... Нужно продолжать эту сложившуюся традицию - создавать таких литературных героев — борцов за коммунизм, на которых советским людям хотелось бы равняться, которым хотелось бы подражать», — говорил Сталин.

Он предупредил, что империализм развернул против СССР тайную войну, в том числе в области литературы и искусства. Перед иностранной агентурой поставлена задача проникать в советские органы, ведающие делами культуры, захватывать в свои руки редакции газет и журналов, влиять на репертуар театра и кино, препятствовать изданию революционных, патриотических, нацеливающих на коммунистическое строительство произведений и продвигать произведения, восхваляющие буржуазный образ жизни, пропагандирующие пессимизм, упадничество, фильмы ужасов, моральное разложение. Сталин отметил, что в литературе и искусстве стали просматриваться опасные тенденции, навеянные Западом. В журналах появляются произведения, в которых советские люди изображаются не как строители коммунизма, а в жалкой карикатурной форме, пропагандируется низкопоклонство перед иностранщиной.

дискотека 70 х копия

Все больше вместо советских пьес ставятся порочные пьесы буржуазных авторов. В кинофильмах появляется мелкотемье. В музыкальном искусстве под видом новаторства пробивается музыкальная наркомания при помощи ритмов, доводящая молодых людей до экстаза, превращающая их в неуправляемых животных, в скотов, которых бесполезно призывать к революции. В художественном творчестве появляется «абстрактная» живопись. В таких произведениях нет реальных образов людей, которым хотелось бы подражать в борьбе за коммунизм, они ни на что не вдохновляют. Критика такого «новаторства» — это не мелочи, сказал Сталин. Такое «новаторство» — выступление против принципа социалистического реализма в литературе и искусстве — идеологическая диверсия против нашей страны и особенно молодёжи. Сталин пояснил, что тем, кто в силу неприятия или враждебности к власти рабочего класса не хочет преданно служить советскому народу, разрешат уехать за границу. Пусть они там воочию убедятся, что означает на деле буржуазная «свобода творчества» в обществе, где все продаётся и покупается, а творческая интеллигенция зависит от денежного мешка финансовых магнатов.

Ну почему эти слова Иосифа Виссарионовича не поместили в школьные учебники? Почему после сталинских предупреждений в советских редакциях взращивались солженицыны, в научных учреждениях — сахаровы, в художественных студиях — заполонившие даже залы Третьяковской галереи «абстракционисты»? После Сталина коммунисты потеряли связь с массами. Классовая бдительность стала размываться. Появилась масса совершенно безыдейных фильмов, книг, песенок, стишков. В хрущёвско-брежневские годы комсомольскими устроителями вечеров отдыха молодёжи все больше пропагандировалась западная, так называемая поп-музыка. С экранов телевидения политические обозреватели кидали общие фразы о «плохом» капитализме и одновременно показывали кадры о технических якобы чудо-достижениях капитализма. В газетах помещали пропагандистские штампы. Все меньше создавалось в популярной форме заставляющих биться сердца фильмов о героях-революционерах, о Чкалове, о молодогвардейцах. Необходимо было на примерах героев воспитывать смелую молодёжь, испытывающую гордость за достижения страны Советов. Но почти ничего не сообщалось о наших создающих космическую и военную чудо-технику инженерах, изобретателях, о тех военнослужащих, кто помогал народам КНДР, Вьетнама, Египта, Сирии, Анголы, Эфиопии...

Что-то у нас было не так, начиная со школы. С детсадовского возраста все узнавали из государственных средств массовой информации, как тяжело жил народ при царизме. В то же время стеснялись показывать, что западный капитализм стабилизировался, существенно подняв уровень жизни своего населения. О западных витринах на кухнях шептались диссидентствующие и интеллигентствующие. А нужно было, начиная со школьных учебников, подробно рассказывать о жизни в современных капстранах, раскрыв, что скрывается за их так называемым средним уровнем жизни, в чем сущность буржуазной «демократии», буржуазных «свобод» и псевдоуспехов за счёт грабежа третьего мира. Почему не донесли до всего населения, что на Западе — массовый эгоистичный индивидуализм, постоянное расталкивание локтями каждым каждого в попытках пробиться «наверх», постоянная гонка за выживание, неуверенность в завтрашнем дне? Почему перестали воспитывать чувство гордости людей за то, что они живут в самой великой стране при самом справедливом общественном строе?

О каком «развитом социализме» можно было говорить, если были спецраспределители для переродившейся партийной элиты, если при средней по стране зарплате 220 рублей ректор МГУ «зарабатывал» 24 000, а вице-президент Академии наук — 25000 руб.? Демагог Горбачёв воспользовался обывательским «общественным» мнением, психологией толпы, не понявшей, что не социализм обанкротился, а искажения социализма, ревизионизм и реформизм, распространение мелкобуржуазной частнособственнической психологии «вещизма», рост «престижа» обладателей дач и машин, превращение ресторанов в центры духовного растления молодёжи, распространение пьянства.

Вместо свёртывания товарно-денежных отношений их развивали, вместо увеличения общественных фондов потребления, создания дворцов культуры и спорта, спортлагерей, парков, аттракционов, домов и зон отдыха, занялись увеличением индивидуального потребления. Моральное поощрение, общественное признание все больше подменялось денежной премией. Нравственность, связанную с радостью общественно-полезного труда, размывали эгоизмом собственника. Начавшееся при Хрущёве массовое приобретение дачных участков способствовало распространению убеждений: «Государственное, общественное — не моё», стремлению замкнуться против всего общества на своём клочке земли, на своей, как зло говорил Маркс, куче навоза и кричать: «Моё!». Нормой стало давать трёхрублёвки сантехникам, шоколадки секретаршам и более крупные взятки чиновникам. За взятки чиновников лишь переводили с одного места на другое, а ведь ещё Ленин грозил коммунистам-взяточникам расстрелом. Все больше в рабочее время проводилось празднований дней рождений, юбилеев, конференций и симпозиумов, завершаемых пышными банкетами.

И народ перестал верить «коммунистам». Сталин предупреждал об опасности ослабления идеологической борьбы и политической бдительности с развитием социализма. Жизнь доказала, как он был прав. Наш народ, разгромивший фашизм, достоин лучшей жизни, и он восстановит социализм. Вопрос — когда? Многое зависит от деятельности коммунистов, от их способности организовать массовую и политически грамотную большевистскую пропаганду.

В.П. Лексин