ВКПБ ВКПБ

fc5ea2eb6829a3b2b961f22131f41b34

75 лет назад, 16 июля 1945 года американцы произвели первое успешное испытание атомной бомбы на полигоне.

На следующий день под Берлином, в Потсдаме, открылась конференция стран-победительниц, с участием глав правительств СССР, США, Великобритании.

* * *

«Уже перед началом конференции, 16 июля 1945 г., было произведено первое испытание атомной бомбы. После получения американской делегацией этого сообщения Трумэн сказал: "Теперь мы обладаем оружием, которое не только революцинизировало военное дело, но может изменить ход истории и цивилизации". Под строжайшим секретом об этом было сообщено Черчиллю, который пришел в неописуемый восторг: "Теперь у Запада есть средство, которое восстановило соотношение сил с Россией", и стал подталкивать американскую делегацию занять более жесткую позицию, используя информацию об испытаниях атомной бомбы "в качестве аргумента в свою пользу на переговорах".

Согласно американским источникам и мемуарам Черчилля, Трумэн, информируя советскую делегацию об испытании нового оружия, даже не упомянул слова "атомное" или "ядерное". Сталин спокойно выслушал сообщение, что разочаровало как Черчилля, так и Трумэна. Присутствовавший на совещании маршал Советского Союза Жуков вспоминает: "...вернувшись с заседания, Сталин в моем присутствии рассказал Молотову о состоявшемся разговоре". Молотов сказал: "Цену себе набивают". Сталин рассмеялся: "Пусть набивают". Надо будет переговорить с Курчатовым об ускорении нашей работы". "Я понял, - писал Жуков, - что речь шла об атомной бомбе"»

(https://www.mid.ru/about/professional_holiday/history/-/asset_publisher/8DMVoaXSrMPo/content/id/747140)

* * *

Из воспоминаний В. Молотова:

«В Потсдаме Трумэн решил нас удивить. Насколько я помню, после обеда, который давала американская делегация, он с секретным видом отвел нас со Сталиным в сторонку и сообщил, что у них есть такое оружие особое, которого еще никогда не было, такое сверхобычное оружие… Трудно за него сказать, что он думал, но мне казалось, он хотел нас ошарашить. А Сталин очень спокойно к этому отнесся. И Трумэн решил, что тот ничего не понял. Не было сказано «атомная бомба», но мы сразу догадались, о чем идет речь. И понимали, что развязать войну они пока не в состоянии, у них одна или две бомбы всего имелись, взорвать-то они потом взорвали над Хиросимой и Нагасаки, а больше не осталось. Но даже если и оставалось, это не могло тогда сыграть особой роли. У нас по этой теме работы велись с 1943 года…»

(Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева)