ВКПБ ВКПБ

Сайт организаций Всесоюзной Коммунистической Партии Большевиков (ВКПБ)


"...Он вывел нас к свету
И к солнцу из тягостной тьмы.
Вот в ЭТОМ и именно в ЭТОМ
НАСЛЕДНИКИ СТАЛИНА - МЫ!"


октябрь 1993В октябре каждого года мы вспоминаем трагические события, связанные с Указом Ельцина № 1400, штурмом защитниками Белого Дома телецентра в Останкино 3 октября 1993 года и расстрелом на следующий день из танковых пушек Белого Дома и находившихся в нём защитников конституционного правопорядка. Прошло уже более четверти века с тех времён, но значимость этих событий и для понимания природы существующего ныне в РФ политического режима и наших, коммунистических, планов развития политической ситуации в стране ничуть не уменьшается. Скорее – наоборот. Как тут не вспомнить знаменитые ленинские слова «учиться, учиться, учиться». Только тщательно и, обязательно, – объективно, изучив прошлое во всех его деталях и нюансах, сделав адекватные выводы, мы можем рассчитывать добиться победы в будущем. Ну и, конечно, в эти скорбные дни естественно желание отдать долг памяти сотням погибших тогда борцов с ельцинской тиранией, погибавшим с глубокой и искренней верой в правоту их борьбы.  

Начались для меня эти события неожиданно. В тот вечер, 21 сентября 1993 года, мы, актив Московской организации ВКПБ, собрались вместе с Ниной Александровной Андреевой в её гостиничном номере где-то на севере Москвы, чтобы обсудить дела организации, наметить планы работы. В восемь вечера кто-то предложил – давайте посмотрим по телевизору – о чём будет говорить Б.Н. Ельцин – его выступление усиленно анонсировалось. Посмотрели и поняли – произошло событие, круто меняющее всю нашу жизнь, заставляющее радикально изменить наши планы.

Как мы теперь знаем – руководство Верховного Совета РФ до выступления уже обладало информацией о планах Б.Н. Ельцина провести государственный переворот. Реакция на Указ № 1400 была немедленной и однозначной. В тот же день поздно вечером было принято Постановление Президиума Верховного Совета, в котором говорится: «В связи с Указом Президента Российской Федерации «О поэтапной конститу­ционной реформе в Российской Федерации» от 21 сентября 1993 года № 1400, которым прекращены деятельность законно избранных Съезда народных депу­татов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации, а также полномочия народных депутатов Российской Федерации, Президиум Верховного Совета Российской Федерации постановляет:

На основании статьи 121.6 Конституции Российской Федерации считать полномочия Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина прекращёнными с момента подписания названного Указа. Названный Указ в соответствии с частью второй статьи 121.8 Конститу­ции Российской Федерации не подлежит исполнению. Согласно статье 121-й Конституции Российской Федерации признать, что вице-президент Российской Федерации А.В. Руцкой приступил к исполне­нию полномочий Президента Российской Федерации с момента подписания Указа. Созвать 22 сентября 1993 года внеочередное заседание Верховного Сове­та Российской Федерации с повесткой дня «О государственном перевороте в Российской Федерации». Все положения этого документа были подтверждены 22-го числа Верховным Советом, который принял постановление, в котором сказано: «В соответствии со статьёй 121.6 Консти­туции Российской Федерации — полномочия Президента Российской Федера­ции Ельцина Б.Н. прекращаются с 20 часов 00 минут 21 сентября 1993 года».

21 сентября 1993 года по Указу № 1400 было принято и Заключение Конституционного Суда РФ, подтвердившее, что этот документ служит основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от должности. Помню, что листовки с этим Заключением широко раздавались всем защитникам Белого Дома. О нём знали все. Юридически положение было вполне ясным. А поскольку тогдашние «демократы» усиленно «талдычили» о «верховенстве закона», то возможное развитие ситуации было однозначным и определялось констатацией: «Ельцин перестал быть президентом»! События развернулись, однако, совсем в другую сторону – в направлении вооружённого противостояния!

Пожалуй, в Москве большинство населения шло за Ельциным, но не проявляло желания активно поддержать его. Помню – Москва в те дни жила своей обычной жизнью, почти не замечая событий у Белого Дома, «кормясь» тем, что в людей впихивали проельцинские СМИ. 27 сентября была предпринята отчаянная авантюра – перекрытие оппозицией улицы Горького у Белорусского вокзала, чтобы привлечь внимание к событиям у Белого Дома. Но это была «капля в море». Тем не менее Московский городской Совет и все район­ные Советы Москвы отвергли Указ Б.Н. Ельцина № 1400, считая его антиконституционным. К ним присоединились Московский и Санкт-Петербургский (Ленинградский) областные Советы. Из 89 субъектов Российской Федерации в 82-х представительная власть (Советы) отвергла президентский Указ № 1400, в том числе Советы практически всех автономных республик. Большинство глав региональных администраций поддержало Ельцина, но в некоторых областях и автономных республиках указ Ельцина был отвергнут и представительной, и исполнительной властью. В нескольких сибирских областях администрации заявили о признании Руцкого исполняющим обязанности Президента Российской Федерации.

Интересно, как повела себя, отбросив привычную «демократическую» маску, творческая и научная интеллигенция, бывшая в перестройку и позже «мотором» «рыночных преобразований». Газета «Советская Калмыкия» от 9.10.1993: «На что руководители России сказали, что их вообще нужно уничтожить, стереть с лица земли. Потом вскочил Борис Немцов, губернатор Нижнего Новгорода: «Давите, давите, Виктор Степанович (Черномырдин, премьер-министр РФ), времени нет. Уничтожайте их. И другие губернаторы регионов начали говорить: надо их уничтожить, всех расстрелять»». Актриса Лия Ахеджакова 4 октября 1993 года, выступая по телевидению в день расстрела Белого Дома, заявила: «Я совершенно не хочу ругать своего Президента… где наша армия?! Почему она нас не защищает от этой проклятой конституции?!... Наша несчастная Ро­дина в опасности! Нам грозят страшные вещи. Опять придут коммунисты»! Интересный штрих из жизни Лии Меджидовны Ахеджаковой. В 10-летнем возрасте (в 1948 году), когда её мать и тётя умирали от туберкулёза, Лия написала письмо Сталину с просьбой о помощи. И редкое новое лекарство было доставлено. Жизни близких были спасены. Вот вам реальный Сталин и реальная «демократка».

Газета «Известия» 5 октября 1993 года, на следующий день после расстрела Белого Дома, опубликовала обращение «РАЗДАВИТЕ ГАДИНУ!», подписанное сорока двумя известными литераторами, получившими в советское время почётные звания, премии, скажем прямо – льготы. Лишь несколько строк из этого «обращения»: «Все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений должны быть распущены и запрещены указом президента», «Деятельность органов советской власти, отказавшихся подчиняться законной власти России, должна быть приостановлена», «Признать нелегитимными не только съезд народных депутатов и Верховный Совет, но и все образованные ими органы (в том числе и Конституционный суд)».

По каким вопросам «бодался» Б.Н. Ельцин с Верховным Советом? Оголтелые либералы (Б.Н. Ельцин и его окружение, типа Егора Гайдара) – считали, что надо продолжать переход к рыночной экономике по принципу «шока без терапии» не считаясь ни с чем, ни с развалом экономики, ни с растущим, пока глухим, недовольством масс, главное – «отпрыгнуть» подальше от советского прошлого, уйти за точку «невозврата» (есть такое понятие в авиации - точка, из которой самолёт не может вернуться назад - горючего не хватит).Удастся ли посадить «самолёт» рыночной экономики на новом аэродроме, да и есть ли он вообще; что будет с пассажирами в случае вынужденной посадки, да и собираются ли вообще сажать самолёт пилоты – это неизвестно, да и не важно для тех, кто затеял полёт и сидит за штурвалом.

Подходу «шока без терапии» противостояла постепенно нараставшая тенденция, поддерживаемая Верховным Советом, – «свернуть» на путь отказа от «шоковой терапии», совершить постепенный переход к социальному рыночному хозяйству с политическим лозунгом – парламентская республика, с социальной опорой – на национальную (а не компрадорскую) буржуазию. Консолидация на этих принципах началась, но шла медленно и противоречиво. Команда Ельцина и он сам стали понимать – мирным путём им уже не выиграть. Оставался выбор – или отказ от разграбления страны, или военный переворот.

Таким образом, главными сторонами в конфликте оказались две группы буржуазной политической элиты, не имеющие стратегических разногласий относительно направления реформ в России. Спор шёл лишь о темпах преобразований, о необходимых социальных компромиссах и о перераспределении приоритетов в пользу поддержки национальной промышленности. Это были весьма глубокие разногласия, но все же не стратегические. Были и конкретные вопросы, толкавшие Ельцина на путь вооружённого противостояния с Верховным Советом. Публичное заявление Хасбулатова о необхо­димости снизить налоги на 50% с товаропроизводителей не могло остаться незамеченным.

Ещё одной причиной конфликта являлся неоднократный отказ Съезда народных депутатов ратифицировать Беловежское соглашение о прекращении существования СССР и исключить из текста Конституции Российской Федерации (РСФСР) упоминания о Конституции и законах СССР. Группа народных депутатов России во главе с Сергеем Бабуриным даже обратилась в Конституционный суд в связи с незаконной ратификацией Беловежского соглашения Верховным Советом в декабре 1991 года. Это обращение так и не было рассмотрено из-за событий сентября-октября 1993 года.

О роли правоохранительных органов и армии РФ в событиях сентября – октября 1993 года. Официальной установкой было положение: «армия – вне политики»! На деле войска были ненадёжны и деморализованы. Командование больше всего заботилось, чтобы не допустить контактов между своими людьми и населением, разоружало среднее офицерское звено, вывозя даже табель­ное оружие из московских частей. Но Ельцину-то в 1993 году армия была нужна как раз для политики и в ход пошёл (увы – вполне успешно) массовый подкуп командиров частей и подразделений деньгами, должностями, званиями.

Действия руководства Верховного Совета по формированию из защитников Белого Дома боеспособной воинской единицы (Первый Отдельный Мос­ковский Добровольческий Полк Особого Назначения) и её вооружению были половинчатыми и путаными, давая возможность проельцинским СМИ лгать о многих тысячах вооружённых до зубов боевиков–фашистов, засевших в этом «логове» – Белом Доме. Психологический выигрыш Ельцина здесь был налицо.

Решающими для защитников Дома Советов были 3 и 4 октября – дни триумфа и катастрофы. 3-го октября – победоносное шествие сторонников Верховного Совета от Октябрьской площади до Белого Дома и снятие его блокады. Один из главных руководителей этого мероприятия – коммунист А.В. Крючков. И вечером того же дня катастрофический «поход» на Останкино. Уже много позже, отвечая на вопрос: «Знал ли Верховный Совет РФ, его руководство, о том, что «Витязь» был размещён в здании телецентра уже с 28 сентября 1993 года, что специальное подразделение на­ходилось в парке Дзержинского?», Исаков В.Б. (один из руководителей Белого Дома) ответил: «Такой чётко выраженной информации Верховный Совет не имел. Я полагаю, что если бы была чёткая информация о том, что подготовлена ловушка, то и Руцкой, и Хасбулатов не отдали бы этих указаний о штурме Останкино». Оценивая «поход» на Останкино, А.В. Крючков говорил: «Что касается Останкино, то я там не был по простой причине – я был категорически против штурма Останкино». Через год после штурма, на памятном пикете по поводу этого события, я слышал от одного из его участников: «Зачем надо было лезть на телецентр? Прикрыть этот гадюшник можно было очень просто – бросить взрывпакет в один из колодцев, где проходит силовой электрокабель, питающий всё Останкино. Я знаю, где проходит этот кабель»!

Возложив всю вину за пролитую кровь на оппозицию, Руцкого и Верховный Совет, президент-узурпатор и его команда подтолкнули министра обороны Павла Грачева и коллегию Министерства обороны после нескольких часов колебаний дать приказ о вводе войск в Москву. Им удалось найти несколько подразделений в элитных воинских частях, которые согласились на применение силы против Дома Советов. Кровавая развязка приближалась.

По мнению А.В. Крючкова: «на 16 часов 3-го октября у нашей стороны были очень большие шансы на обеспечение успеха. Я считаю, что это успех, или если громко сказать - победа, были упущены только из-за принятия неграмотных решений руководством обороны Дома Советов». Говорит В.И. Алкснис: «Надежда на победу была. Увы, никто из руководителей Верховного Совета и назначенных им министров не вышел за пределы Белого дома, опасаясь ареста. Но я знаю достоверно, что, если бы тогда Руцкой приехал в Генштаб, армия немедленно перешла бы на сторону ВС. Сотрудники Министерства безопасности РФ (нынешняя ФСБ) ждали назначенного Верховным Советом министра безопасности РФ Баранникова, но он не приехал». Псевдокоммунист Зюганов покинул Белый Дом за несколько дней до начала штурма и 2 октября выступил по телевидению с призывом не поддаваться на провокации и проявлять сдержанность. А.В. Руцкой высказался о Зюганове так: «24 сентября они вместе с ещё одним деятелем, Тулеевым, заявили: мы поехали поднимать пролетариат, — и больше их никто не видел».

Каков же «сухой остаток» от всех этих событий? Как изменилось общественно-политическое лицо Российской Федерации в результате переворота, совершённого Ельциным? 12 декабря 1993 года было проведено «всенародное голосование» по принятию новой Конституции в соответствии с «Положением о всенародном голосовании», утверждённым указом Ельцина. Проведение данного голосования прямо противоречило Закону РСФСР от 16 октября 1990 года № 241-1 «О референдуме РСФСР», в котором говорилось, что право принятия решения о проведении всероссийского референдума — всенародного голосования по наиболее важным вопросам государственной и общественной жизни Республики, принадлежит Съезду народных депутатов РСФСР, а в периоды между съездами — Верховному Совету РСФСР (ст. 9). Решение о проведении референдума могло быть принято либо Съездом народных депутатов РСФСР, либо Верховным Советом РСФСР по их собственной инициативе, а также по требованию: не менее чем одного миллиона граждан РСФСР, имеющих право на участие в референдуме; не менее одной трети от общего числа народных депутатов РСФСР (ст. 10). Данный закон был отменён лишь 16 октября 1995 года Федеральным конституционным законом от 10 октября 1995 года № 2-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации». Надо отметить, что ВКПБ была первой, или одной из первых, политических сил, которая призвала к бойкоту и референдума и выборов 12 декабря 1993 года.

Согласно новой Конституции в России устанавливалась смешанная республика с двухпалатным парламентом и сильной президентской властью. Президенту отдавалось исключительное право выдвигать кандидатуры на пост премьер-министра и высших федеральных судей, а министры правительства, высшие военачальники и послы назначаются им единолично. Для отстранения президента от должности в Конституции 1993 года предусмотрена столь сложная и запутанная процедура, что это отстранение делается совершенно невероятным. Борис Ельцин, вплоть до вступления в должность президента на второй срок 9 августа 1996 года по результатам выборов, де-факто осуществлял полномочия президента России.

Оглядываясь на 90-е годы В.И. Алкснис писал: «Это были годы великой смуты, которые, невзирая на сегодняшнюю так называемую «политическую стабильность», по сути, продолжаются. Ведь как тогда мы пошли к ложной цели, так туда и бредём: программы развития у страны нет, целей нет. Поэтому я с пессимизмом смотрю в будущее. К сожалению, времена великих потрясений ещё не прошли. Мы все ещё живём в условиях отложенной катастрофы. Единственный позитив – проклятые 90-е сделали большинству наших сограждан прививку от западного либерализма, и в ближайшие годы, а то и десятилетия, ренессанс либеральных идей нам не грозит».

С.В. Христенко