02 мая 2019

2 мая 1945 г. – Советские войска полностью овладели столицей Германии – городом Берлином

boi na ulicax

Если под Сталинградом Советские вооруженные силы переломили хребет фашистскому зверю, то в его берлоге – Берлине они окончательно добили его. Штурм столицы гитлеровской Германии стал классическим образцом успешного окружения и последующего захвата многомиллионного города. Берлинская операция продемонстрировала не только мощь Советских вооруженных сил, но и полководческий дар И.В. Сталина, военно-стратегическое мастерство руководящих работников Генерального штаба Красной Армии.

Значимость этих факторов станет еще более очевидной, если учесть, что в районе Берлина и в самом четырехмиллионном городе были сосредоточены отборные, самые лучшие и боеспособные к весне 1945 года войска вермахта, СС, люфтваффе (военно-воздушных сил), полиции и фольксштурма («добровольно-принудительных» вооруженных формирований, состоящих из стариков и подростков).

Всю территорию от реки Одер до Берлина гитлеровцы покрыли сплошными оборонительными сооружениями. На подступах к городу были возведены три оборонительные полосы. Сам Берлин делился по окружности на восемь секторов обороны, а в центре находился хорошо укрепленный девятый. На каждой улице имелись бетонированные доты, противотанковые заграждения, завалы, баррикады. Все каменные здания были превращены в крепости. Специальные батальоны предназначались для ведения уличных боев. Группы истребителей танков были оснащены новейшим для того времени оружием для уничтожения бронемашин – фаустпатронами. Берлин обороняла более чем полумиллионная группировка немецко-фашистских войск.

Гитлеровские радио и газеты усиленно пропагандировали лозунг: «Лучше сдать Берлин американцам, чем пустить в него русских». Немецкие генералы и офицеры открыто заявляли своим солдатам, что «против русских надо драться со всем упорством, с таким расчетом, чтобы американцы раньше Красной Армии вошли в столицу «рейха». Это было отражением договоренности англо-американских и немецких империалистов об укреплении в послевоенной Германии буржуазной диктатуры на основе сохранения экономического и политического влияния господствующих при Гитлере капиталистов.

Однако планам сдачи всего Берлина американцам не суждено было сбыться. В ночь с 15 на 16 апреля 1945 года внезапно по обороне немецких войск ударили многие тысячи советских орудий и минометов. Вслед за огневым смерчем ринулись вперед пехотинцы, танкисты 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов.

Гитлеровцы были настроены разгромить советские войска на подступах к городу и перейти в решительное контрнаступление. Надежды фашистских генералов укрепились после того, как в результате ошибок командующего 1-м Белорусским фронтом Г.К. Жукова атакующие действия советских войск потерпели временную неудачу при штурме Зееловских высот, лежащих на пути в Берлин. По мнению бывшего командующего 1-й гвардейской танковой армией генерал-полковника М.Е. Катукова, главный просчет маршала заключался в том, что он недооценил степень укрепленности второй полосы обороны противника на Зееловских высотах. В ходе наступления выяснилось, что на защите данного рубежа враг сосредоточил основные усилия (Катуков М.Е. «На острие главного удара». М., 1974. С. 399). Эту особенность не смогла своевременно выявить разведка 1-го Белорусского фронта, о чем должен был позаботиться, в первую очередь, сам Жуков. В результате, вместо стремительного наступления наши войска вынуждены были медленно «прогрызать» оборону противника, неся значительные потери в личном составе и боевой технике. Важную роль в прорыве укреплений на Зееловских высотах сыграли летчики 9-го штурмового авиационного корпуса под командованием генерал-майора И.В. Крупского. Самолеты этого соединения наносили мощные бомбовые удары с воздуха по самым хорошо укрепленным узлам обороны врага. В результате, совместными усилиями советским войскам удалось пробить «коридор» в обороне немцев на Зееловских высотах, правда, несколько позже запланированного срока. Прорвав оборону на подступах к Берлину, части Красной Армии выдвинулись на оперативный простор и уже 22 апреля вышли на северо-восточные окраины города. В то же время советские солдаты появились в пригородах немецкой столицы, находящихся от нее к востоку и юго-востоку. 23 апреля войска 1-го Белорусского фронта завязали бои уже в самом Берлине. С юга ворвались в город части 1-го Украинского фронта под командованием маршала И.С. Конева. Возникли предпосылки для окружения берлинской группировки противника. К 25 апреля войска 1-го Белорусского фронта соединились в районе Потсдама с армиями 1-го Украинского. В результате, немецкая столица оказалась в железном кольце, и туда уже не могли пройти ни американцы, ни спешившие на выручку немецкому гарнизону части 12-й армии под командованием генерала Венка, на которую очень надеялся Гитлер. Окруженная группировка была рассечена на две части. Первая осталась в самом Берлине, вторая в составе 13 дивизий оборонялась юго-восточнее немецкой столицы.

Гитлер и его генералы ожидали, что советские войска станут наступать в городе сплошным фронтом, в результате чего их можно будет остановить, отбросить, при этом уничтожив на нешироких улицах большую часть танков. Однако фашисты просчитались. Советские войска продвигались в центр Берлина, вбивая своеобразные «клинья» в оборону противника, оставляя позади укрепрайоны врага, которые затем окружались и уничтожались позади идущими частями Красной Армии. При этом впереди танков шли автоматчики. Они, применяя гранаты, опираясь на огневую поддержку пулеметных расчетов и артиллерийских орудий, уничтожали засевших в подвалах, на чердаках фашистских солдат, вооруженных фаустпатронами. Затем советские танки на большой скорости прорывались вперед, обходя баррикады, завалы, развивали успех наступления.

Интересно отметить, что фаустпатроны применялись в берлинских боях и частями Советских вооруженных сил. Войска 1-й гвардейской танковой армии захватили в Померании 4500 единиц этого вида оружия, большая часть которых затем была использована против гитлеровцев в Берлине. Если никакими средствами не удавалось выкурить немецких автоматчиков, пулеметчиков из зданий, то успешно применялись фаустпатроны, создававшие в доме пожар и большое задымление. Гитлеровским солдатам оставалось в этом случае либо сгореть, либо задохнуться, либо сдаться в плен.

Невиданный героизм в берлинских боях проявили коммунисты-большевики. Они были примером для солдат, потому что первыми шли в атаку, на штурм укрепленных позиций противника. Коммунисты-большевики не только демонстрировали личную храбрость, но и руководили красноармейцами во время схваток с врагом, проявляли инициативу и находили выход из сложных ситуаций, складывавшихся в ходе берлинского сражения.

Особенной ожесточенностью отличались бои, разгоревшиеся в районе городской ратуши, парка Тиргартен, рейхстага, имперской канцелярии. После 27 апреля сражение кипело в самом центре Берлина. Бои в рейхстаге шли за каждый квадратный метр. Но ничто не могло остановить славных бойцов Красной Армии. В 14 часов 25 минут 30 апреля 1945 года сержант М.А. Егоров и младший сержант М.В. Кантария водрузили Советское Красное знамя Победы над рейхстагом.

Днем позже в Москве состоялся традиционный парад. Обращаясь к воинам Красной Армии и Военно-Морского Флота, Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин в первомайском приказе призвал советских воинов в завершающих боях с гитлеровцами продемонстрировать новые образцы военного мастерства и отваги, преследовать и окружать фашистов, не давая им передышки, до тех пор, пока они не прекратят сопротивления.

1 мая 1945 г. в штаб советской 8-й гвардейской армии под командованием В.И. Чуйкова явился генерал Кребс и сообщил о том, что Гитлер покончил жизнь самоубийством. Немец просил руководство Советскими вооруженными силами определить условия капитуляции берлинского гарнизона. О заявлении Кребса было доложено И.В. Сталину. Верховный Главнокомандующий заявил о том, что нужно потребовать от фашистов только безоговорочной и полной капитуляции без всяких условий. Такой ответ и услышал Кребс. Осознав всю бессмысленность дальнейших боев, 2 мая в 1 час 50 минут фашистское командование передало по радио приказ о прекращении сопротивления в Берлине. Началась массовая сдача в советский плен. Более 300 тысяч немецких солдат и офицеров, оборонявших столицу Германии, сложили оружие.

К сожалению, главному головорезу «рейха» - Гитлеру удалось ускользнуть из Берлина. В конце апреля 1945 года место «фюрера» в рейхсканцелярии занял один из его многочисленных двойников, который ранее успел даже сняться в одном из последних выпусков киножурнала «Немецкое еженедельное обозрение», демонстрировавшегося в кинотеатрах Германии. Его труп и был обнаружен в рейхсканцелярии. Сам Гитлер после бегства из Берлина на подводной лодке удрал в Южную Америку, скрылся там под чужим именем в одном из секретных поселений, где и скончался впоследствии. И.В. Сталин не верил в самоубийство «фюрера», поэтому в мае 1945 года распорядился принять все меры для розыска этого главного военного преступника.

Несмотря на бегство Гитлера, быстрый разгром его войск в Берлине Красной Армией впечатлил весь мир. Если в 1941 году непосредственные бои за Москву, на ближайших подступах к ней, длились около 20 суток (с 15 ноября по 5 декабря) и закончились контрнаступлением Красной Армии, то в 1945 году Берлин пал в течение 10 дней (22 апреля – 2 мая).

Капитуляция берлинского гарнизона предрешила судьбу гитлеровских войск и на других фронтах. Всего через семь дней после падения столицы «рейха» рухнула и вся фашистская империя.

План Берлинской операции, разработанный и реализованный под руководством Генерального секретаря ЦК ВКП(б), Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина, поражает свой четкостью, целеустремленностью, тщательным учетом всех особенностей сложившейся ситуации непосредственно на фронтах и на международной арене. При подготовке завершающей исторической битвы была предусмотрена каждая мелочь и деталь, что изначально гарантировало ее успех и уверенность руководства Красной Армии в благополучном исходе сражения. Берлинская операция явилась величайшим торжеством полководческого гения И.В. Сталина, руководящей роли Большевистской партии и советского военного искусства.

                                                                                                                               С. Кузьмин