10 июня 2019

12 июн

Для нас 12 июня не праздник и никогда им не станет. Это день беззакония, день бесправия, день страха.

Это день радости только для властей России, а мы во власть России не входим.

Товарищи, вы когда-нибудь думали, что означают названия современных праздников? Вот есть у нас 12 июня такой «День России». Что же получается, остальные 364 дня в году – не России? Логику в этом названии искать бесполезно, потому что название «праздника» было буквально взято с потолка. 2019 год – год театра в России. 12 июня власти изо всех сил будут ставить спектакли, изображая народные гуляния, вот только даже по телевидению не увидеть в этот день искренней радости. Потому что народ и знает, и помнит, и чувствует, что и «праздник» этот фальшивый, и история «праздника» совсем не праздничная.

12 июня 1990 г. 1-й Съезд народных депутатов РСФСР принял «Декларацию о суверенитете». С этого дня законы союзной республики стали считаться выше, чем законы союзные (СССР). Но в конституции СССР в статье 74 было совсем иначе: законы Союза выше законов местных (Советский Союз был федерацией, а не конфедерацией). То есть «Декларация о суверенитете» была сепаратистской и антиконституционной. Кроме того, на территории РСФСР была разрешена частная собственность, и этим разрешением очень быстро воспользовались во время приватизации 90-х.

Что это был за Съезд народных депутатов? Для нас, молодёжи, это тем более важно, потому что про распад СССР и про 90-е в учебниках истории не пишут, слишком уж много исторических фактов бросают тень на те политические силы, кто сейчас у власти. Съезд народных депутатов 16 июня 1990 года ввёл в РСФСР многопартийность. Народные депутаты избирались как самовыдвиженцы на выборах весны 1989 года. Выборы проводились после конституционной реформы 1 декабря 1988 года. Именно эти выборы привели во власть, например, Жириновского: человека, который стал мемом. Избирателей к тому времени успели достать и горбачёвцы, и антигорбачёвцы, и они голосовали за то, чтобы это всё наконец закончилось. Оно и закончилось.

С 12 июня 1990 г. началось открытое разрушение СССР. Чем это разрушение обернулось для народов России? Страшной трагедией, миллионами смертей, чеченскими и криминальными войнами, бандитизмом и нищетой. Чем это разрушение обернулось для властей России? Возвышением. Классовая борьба шла, идёт и будет идти. Тогда в этой борьбе наш класс проиграл, а их класс победил. Власть – победители. Поэтому они радуются, а мы нет.

Бывшие мелкие чиновники из КПСС и ВЛКСМ, бывшие дельцы советского чёрного рынка, бывшие криминальные авторитеты – все они стали новым классом, буржуазией с олигархами во главе. Власть перешла к олигархии. Промышленники, банкиры и торговцы стали править страной, причём не сами, а чужими руками, нанимая управляющих, менеджеров – начиная от директоров предприятий и заканчивая депутатами и министрами. Они стали распродавать достояние СССР, превращая его в свой капитал. Победителей не судят. Победители и этому тоже радуются.

Кто смотрел «Игру престолов» – вот там Мизинец играл ту же роль, что олигархия в России, создавал управляемый хаос и пожинал его плоды. Он манипулировал феодалами, олигархи манипулировали чиновниками и бандитами. Наши родители были советским народом, но от этого народа оторвались и профсоюзы, и партия, и постепенно не осталось в обществе организаций, которые могли бы объединять народ для борьбы с беззаконием. Без объединений люди стали толпой. Толпа шумна, сильна, но легко управляема. Наших граждан превратили в толпу, и победители этому тоже радуются.

Нас стали превращать в толпу ещё в 1980-е годы, когда наше поколение было во младенчестве. Сначала нас стали обвинять в грехах предков, тыкая пальцем в репрессии. Потом стали обвинять предков в том, что они не были идеальными. Стали говорить, что если Советская власть не идеальна, то долой её. Живые люди говорили словами подлецов, предателей и злодеев из прозы XX века, а избиратели, зрители и читатели верили им: как же не верить, это же такие большие люди! Коммунисты, которые распознали обман и предательство, уже говорили, писали, кричали – но было поздно! А теперь? Те же обвинители нас обвиняют в гражданской пассивности. В том, что мы не хотим скакать на их митингах. Но даже там каждый в толпе скован цепями страха: и это уже давно не страх «сталинских» репрессий (привет, Дудь!). Историк Александр Дюков писал:

«Страх простого человека уже многие десятилетия – не в том, что за ним придут, бросят в тюрьму или расстреляют. Главный страх простого человека – в том, что он потеряет работу и не найдет новой, что он серьезно заболеет и не сможет работать, что он умрет – и в результате его жена и дети будут выброшены на социальное дно. Это липкий страх, постоянно сопровождающий простого человека – и родом он прямиком из 90-х. 90-е – родина нашего страха. И этот страх, в отличие от страха Колымы, не фантомный. Он может воплотиться в любой момент. У вас. У меня. У любого простого человека». Люди боятся и молчат, и победители этому тоже радуются.

Для нас 12 июня не праздник и никогда им не станет. Это день беззакония, день бесправия, день страха. Это день радости только для властей России, а мы во власть России не входим. Радуются нынешние власти тому, что 29 лет назад дорвались до кормушки и что их не выгоняют. Это не день России. Это годовщина антиконституционного переворота. Это день памяти и скорби по жертвам 90-х. Это день разоблачения и день сплочения. Всем патриотам России следует сплачиваться не за «День России», а против него, против его итогов. Потому что всё идёт к тому, что тот переворот – далеко не последний. А значит, нельзя позволить, чтобы в будущем повторились подобные преступления. И нельзя позволить им оставаться безнаказанными.

ВМГБ-Куйбышев

«Революция», №6 (99),2019