Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая партия Большевиков
Пятница, 18 Август 2017 22:08

Август 91, сентябрь-октябрь 93

  • Размер шрифта: - +

 Когда в августе вспоминают о событиях 91 года, либералы со злорадством заявляют «никто не вышел поддержать ГКЧП» и из этого делают вывод «народ не хотел возвращения к СССР».

Да, в то время как противники ГКЧП митинговали, никаких «выходов» в поддержку ГКЧП не наблюдалось. Но значит ли это, что сторонников не было?

А как могли сторонники «выйти», если ГКЧП призывал не к этому, а напротив, к сохранению спокойствия? Нельзя же поддерживать правительство путем нарушения его распоряжений. Вначале то, что ГКЧП не призывает сторонников к активным действиям, выглядело вполне нормально. В руках у ГКЧП все средства, чтобы справиться с противниками — армия, милиция, спецслужбы. С набором дружинников — в программном заявлении ГКЧП был пункт о народных дружинах — можно и подождать.

Хотя заявление ГКЧП было очень ограниченным, можно было надеяться, что это только первый шаг, за которым должны последовать другие, большие — без этого победа невозможна.

Большевики из Всесоюзного общества «Единство – за ленинизм и коммунистические идеалы» (впоследствии, в ноябре, на его основе будет создана ВКПБ) высказались в поддержку ГКЧП. Его руководитель Н. Андреева заявила, что ждет от ГКЧП «решительных действий по наведению социалистического порядка в стране, по выводу СССР из глубочайшего кризиса».

Но чем дальше, тем больше возникало недоумение. Противники бесновались, а им никто не препятствовал. От ГКЧП не было ни собственных действий, ни призыва к сторонникам. А затем ГКЧП сдался, так ничего и не предприняв. После этого выходить в его поддержку было поздно.

После выходить уже нужно не на поддержку, а на восстание. А это требует организации и подготовки. Восстание без организации обречено на поражение.

Впоследствии мне довелось задать вопрос В. Стародубцеву (бывшему в августе 91 членом ГКЧП): «Почему вы ничего не сделали? И почему не позвали на помощь?» Он отвечал: «Это привело бы к жертвам. Мы не могли этого допустить». Взять на себя ответственность они не решились. Предпочли капитулировать, что привело к гибели страны, что в свою очередь привело и продолжает приводить к куда большим жертвам.

В отличие от этих руководителей, далеко не все рядовые граждане столь же прониклись ложным гуманизмом.

Сейчас во многих статьях о тех событиях пишут что-то вроде «тогда мы все были одурманены перестроечной пропагандой…». Да, многие были одурманены, но далеко не все. Не стану утверждать, что по призыву явились бы неисчислимые рати. Но собрать количество сторонников, способных на активные действия, соизмеримое с числом активных противников, было вполне реально.

Знал немало людей, которые уже тогда, в августе 1991 были готовы выйти — не митинговать, а действительно бороться с врагами.

К этому утверждению можно было бы отнестись скептически — мало ли что можно сказать, гипотетически рассуждая о подвигах, которые мог бы совершить в других обстоятельствах.

Но в данном случае это не просто рассуждения на тему «ах, если бы». Потому что мы все-таки вышли. Спустя 2 года, в сентябре 1993. Тогда сложилась парадоксальная ситуация — значительная часть тех, кто в 93 защищал Верховный Совет, в предшествующие 2 года (с августа 91) были уверены, что им придется восстанавливать законный порядок — социалистическое государство, борясь против и президента Ельцина, и поддерживающего его Верховного Совета РСФСР (хотя из полного названия слова Советская и Социалистическая уже были выброшены, но аббревиатура РСФСР еще сохранялась). Но к сентябрю 93 даже такой, превратившийся в буржуазный парламент Верховный Совет перестал удовлетворять президента, и тот подписал указ о его роспуске, с чем большая часть депутатов не согласилась, в свою очередь постановив отстранить его от должности, заменив вице-президентом Руцким.

Возникшее противостояние давало шанс на успех восстания, хотя для самостоятельного выступления сил было бы еще недостаточно, несмотря на то что за прошедшие два года число тех, кто был готов выступить существенно возросло – многие почувствовали на себе, что такое капитализм. Именно восстания, а не только «защиты». Говоря о тех событиях, любят говорить о «защите конституционного строя», но понимание того, какой именно конституционный строй надо защищать, у депутатов и самих защитников существенно различалось. Если депутатов вполне устраивало состояние на момент перед президентским указом, то те, кто вышел на их защиту, требовали большего — отмены исковеркавших Конституцию поправок, возврата конституции социалистического государства.

Была надежда, что «полевевший» (за счет ухода согласившихся с президентским указом депутатов) официально признает ошибкой то, что он натворил, принимая и Декларацию независимости, и поправки к конституции.

Конечно, только одним таким заявлением сразу исправить все было бы нельзя, но это было бы началом.

Однако он так и не решился на это.

В этом одна из причин поражения.

Максим

 
Последнее изменение Суббота, 19 Август 2017 12:59